Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Что будет с Россией в ближайшее время?

Четыре сценария будущего России – прогнозы

Что будет с Россией — прогнозы аналитиков и экспертов, из их предсказаний видно, что говорить о том, что всё будет хорошо рано

Что будет с Россией...

Выступая на совместном заседании Конгресса 1 марта 1945 года по возвращении с Ялтинской встречи на высшем уровне с Черчиллем и Сталиным, президент Франклин Рузвельт заявил: «Мы отлично ладим с русскими».  Но два года спустя после этого началась холодная война с Россией.

В 1960-х годах Гарвардский экономист Джон Кеннет Гэлбрейт, среди многих других (включая советского физика и диссидента Андрея Сахарова), выдвинул теорию «конвергенции», чтобы продемонстрировать, что промышленно развитым обществам, таким как Соединенные Штаты и Советский Союз, суждено быть похожими друг на друга по логике модернизации.  В течение двух десятилетий, советские лидеры отказались от централизованного планирования социализма.

В начале 1980-х годов, столкнувшись с наращиванием вооружений администрации Рейгана, американские эксперты предсказали почти в один голос, что Соединенные Штаты не смогут превзойти Советский Союз в гонке вооружений. Ко второму сроку Рейгана Горбачев сдался, признав, что холодная война обанкротит Москву гораздо раньше, чем Вашингтон и к ноябрю 1991 года Советский Союз фактически обанкротился, не в состоянии обслуживать свой внешний долг или даже финансировать свои посольства за рубежом. Что будет с Россией ни кто не знал.

Практически до конца холодной войны почти все американские ученые и политики считали почти невозможным то, что такая сверхдержава, как Советский Союз, смог допустить распад своей внешней империи в Восточной Европе, не говоря уже о распаде самого советского государства. 

Таким образом, еще в 1989 году старший сотрудник министерства обороны администрации Буша Роберт Гейтс предвидел продолжение логики холодной войны в американо-советских отношениях. Однако и Советская империя (1989 г.), и Советское государство (1991 г.) распались без боя.

В 1990-х годах многие экономисты США и высокопоставленные чиновники администрации Клинтона ожидали большей логики от «перехода» постсоветской России к рыночной демократии и проводили соответствующую политику США.

 К 1999 году в России были дискредитированы как либеральный капитализм, так и либеральная демократия. В то же время и в очевидной напряженности с предпосылкой либерального перехода России администрация Клинтона начала роковой процесс расширения НАТО, будучи уверенной в том, что Россия после коммунизма была просто слишком слаба и слишком зависима от Соединенных Штатов и их союзников.  Владимир Путин сыграл важную роль в фальсификации этой гипотезы, наверное он знает, что будет с Россией и куда это приведёт…

Недостаток таких прогнозов, заключается в отсутствии реальных знаний о состоянии советской экономики (хотя во многом имело значение то, что советская экономика была на самом деле на треть меньше американской, а не на две трети, как думали почти все). 

Здесь необходима была задача линейной экстраполяции, а именно, проецирование в будущее, основанное на такой прочной эмпирической базе прошлого и настоящего, которую возможно построить. Фактически, проблема заключается в неквалифицированной экстраполяции, иными словами, проецирование из прошлого и настоящего в будущее без одновременной попытки обратного, проецирование гипотетического будущего (вероятного и невероятного) назад из постулируемого будущего в предположительно известное настоящее. Если бы такой способ проводился регулярно, можно было бы предвидеть предпосылки благоприятных вариантов их прогнозов: если предположить, что произошло невероятное (или даже невозможное) событие в будущем, такие элементы  расхождений — которые по определению не могут быть линейно экстраполированы в будущее — то необходимо вмешаться, чтобы сделать нежелательные невероятные события менее значимыми.

Можно использовать оба вида экстраполяции, прогрессивную и регрессивную, в следующем обсуждении будущего России.

Что хорошего сделал Путин для России?

Путин был инициатором таких последствий для России:

 Он восстановил функционирующее государство после того, как оно фактически прекратило выполнение самых элементарных задач государственности в конце 1990-х годов (повышение адекватных государственных доходов, охрана памятников архитектуры, победа и сдерживание внутреннего мятежа, установление доминирования правительства над чисто частными интересами в управлении государством). Он также руководил беспрецедентным повышением частного уровня жизни, восстановил национальную гордость во внутренних и внешних делах, объединил иностранные и внутренние ветви Русской православной церкви и успешно сдерживал дальнейшее расширение НАТО к границам России посредством ограниченных войн в Грузии (2008) и в Украине (2014).

При этом Путин создал политическую машину, которая в своей основе представляет собой персонифицированную сеть, основанную, главным образом, на личных связях из различных служб безопасности и разведки, а не действительно институционализированную систему управления, которая может действовать независимо от отдельных должностных лиц. 

В этой системе Путин выполняет роль  босса из боссов, незаменимого влиятельного менеджера, который делает достаточно для поддержания жизнеспособности государства, віполняет разумное распределение доходов среди стратегических клиентов и избегает классического образа диктатора.

Прежде всего, вопрос о правопреемстве власти остается тем, каким он был в России со времён Царя, – вопросом судебной политики, независимо от правовых форм. Вопрос о преемственности власти был решен Путиным тем, что он уже более 20 лет занимает власть сам. 

Конституционные формы мало что значат, поскольку президенты и премьер-министры могут обмениваться местами без какого-либо влияния на центр тяжести принятия решений в системе. Аналогичным образом, срок полномочий продлен по прихоти Путина. 

Леонид Брежнев  умер через 18 лет после того как стал советским вождем, заблокировав целое поколение эффективных преемников и передал власть руководству, лишенному ключей к решению экономических и политических проблем, в которые к тому времени впал Советский Союз.

Путин знает это и что будет с Россией, и также знает, что его главная задача в ближайшем будущем — найти способ институционализировать свою систему, не подрывая ее. Сложность состоит в том, что Путин создал машину, основанную на тех, кому он доверяет, на самом элементарном личном уровне, то есть на близком окружении.

 Они, в свою очередь, по большей части продемонстрировали непоколебимую преданность ему, за что они также были щедро вознаграждены. Последовавшая за этим коррупция, которая на самом деле превосходит коррупцию печально известных коррумпированных российских 1990-х годов (поскольку экономика сейчас значительно больше), в свою очередь, сдерживала экономическое развитие страны.

  К началу 2014 года, когда цена на нефть была около 110 долларов за баррель и  до  введения западных экономических санкций, экономический рост в России снизился до нуля процентов. 

Страна исчерпала экономическую инфраструктуру, унаследованную от Советского Союза:   Грубая коррупция, бюрократическая непрозрачность и правовой нигилизм, которые являются отличительными признаками российской политической экономии, эффективно удерживают как иностранных, так и российских инвесторов от выделения огромных сумм прямых инвестиций, капитал, необходимый для того, чтобы действительно модернизировать российскую экономику. Снижение цен на нефть и экономические санкции сильно усилили этот застой, но не создали его. В результате путинская Россия сейчас сталкивается не только с надвигающимся и предсказуемым политическим кризисом, но и с экономическим кризисом. Что будет с Россией страшно предположить.

В этом отношении путинская Россия имеет много общего с Советским Союзом в начале и середине 1970-х годов. На первый взгляд, брежневская Россия казалась сильной, располагающей огромными ресурсами и впечатляющей инерционной стабильностью; действительно, это казалось настолько правильным в то время, когда советский диссидент Андрей Амальрик в своей знаменитой полемике «Продержится  ли Советский Союз до 1984 года?» думал, что импульс для разрушения системы может исходить только из-за границы (посредством войны с Китаем), а не изнутри. 

К 1968 году брежневское руководство решило, что структурные, децентрализованные экономические реформы были слишком политически рискованными: реформы в коммунистической Чехословакии показали в этом отсутствие безопасности и положило конец серьезным экономическим экспериментам вплоть до эпохи Горбачева. (И даже тогда советская старая гвардия отвергла предложение Горбачева о ликвидации колхозов сталинской эпохи.)

Последующие привлечения иностранных капиталов, которые стали возможными благодаря примирению с Западом, на те, которые в противном случае были возможны только посредством внутренних реформ, не смогли ускорить советскую экономику.

 К 1985 году, когда в Соединенных Штатах насчитывалось около 40 миллионов используемых персональных компьютеров, в Советском Союзе было всего 50 000 (соотношение 800: 1), и они были в основном в военном секторе, который в любом случае безнадежно отставал от своих противников по НАТО в компьютеризации вооруженных сил.  До 1980 года советская экономика остановила свой рост и политическое руководство, неспособное к самообновлению, понятия не имело, что с этим делать. Начался системный застой.

Чем путинская Россия похожа на эпоху Брежнева? Что ждёт Россию?

Российская экономика, которая росла на 7-8 процентов  в год в  период с 1999 по 2008 год, когда мировые цены на нефть росли с 11 до 145 долларов за баррель, сейчас борется за рост на 1-2 процента. К концу 2013 года,  до  снижения цены на нефть с 110 до 28 долларов в 2014-2015 годах и до введения западных экономических санкций в отношении российской политики в отношении Украины, экономический рост снизился до нуля процентов. 

Что будет с Россией, если исторически высокие цены на нефть не смогли удержать экономический рост России (как это было в Советском Союзе между 1973 и 1985), это предполагает системный кризис в экономической производительности из — за крайне недостаточное инвестирование капитала, проблема для России в том, что западные санкции стали  обострятся.

 В некоторых отношениях экономические перспективы для путинской России остаются более обнадеживающими, чем для брежневского СССР, поскольку в последнем случае советские планировщики продолжали выделять огромные суммы инвестиционного капитала военной и промышленной экономике, которые мало что могли бы улучшить. 

Сегодня именно бегство капитала на запад взяло на себя роль потраченных впустую инвестиций, а это означает, что за рубежом остается гигантский пул капитала, готовый инвестировать в Россию при благоприятных правовых и институциональных условиях.

Значит, при уходе путинской эпохи, есть шанс остановить развал России и начать снова рост экономики.

  Кроме того, современные военные расходы России, меньше чем на 4,5 процента ВВП (и в настоящее время сокращается), это всего лишь часть расходов советской эпохи. В целом, путинская Россия ещё сохраняет очень существенный  потенциал капитальных ресурсов. 

Однако, эти средства не могут просто подчиняться правительству, как в советское время, а должны привлекаться от российских и иностранных инвесторов, у которых есть много других вариантов способов инвестирования своих активов.

Что бы узнать что будет с Россией можно сравнить Россию в сфере коррупции с брежневской эпохой, мы увидим, что отличие только в том, что окружение Путина располагает огромными  частными  активами, номинально защищенными российским законодательством (но на самом деле зависящими от Путина). Символичным является финансирование зимней Олимпиады 2014 года в Сочи. В 2013 году премьер-министр Дмитрий Медведев заявил, что расходы на игры уже составили около 50 миллиардов долларов, что на 7 миллиардов долларов больше, чем в летних играх 2008 года в Пекине. (Зимние игры в Ванкувере стоили чуть более 7 миллиардов долларов 2010 году.) Десятки сотен выгодных контрактов были предложены близкому окружению Путина, включая детского партнера по дзюдо Аркадию Ротенбергу. В конце концов, игры были всё-таки прибыльными, для окружения Путина. 

Сам Путин должен был посетить участок горнолыжных склонов, чтобы обеспечить должный приоритет. После почти двух десятилетий правления Путина коррупция остается центральной в функционировании российского государства, которое борется за установление даже минимальной административной компетенции.

Уже к концу 1973 года ряд проблем со здоровьем, усугубленных наркотической зависимостью, стали делать Брежнева все более неспособным управлять. Этого нельзя сказать о 66-летнем Путине, даже после 18 лет на вершине. В то же время Брежнев оставался у власти до своей смерти в ноябре 1982 года (в возрасте 75 лет), потому что ни одна элитная коалиция не могла предусмотреть какой-либо лучшей альтернативы. 

На смену Брежневу пришли Юрий Андропов и Константин Черненко, прожили они при власти чуть более года. В течение 17 лет, с момента вторжения в Чехословакию в 1968 году, советские лидеры откладывали рассмотрение экономических реформ на целое десятилетие (1975-85).

Путин сталкивается с сопоставимой ситуацией, изобилующей сопоставимыми дилеммами. Движение к более либеральному экономическому порядку было остановлено после 2003 года из-за ареста нефтяного магната Михаила Ходорковского, который планировал слиться с Exxon  и  использовать свои нефтяные доходы, чтобы политически бросить вызов Путину. С тех пор российское государство, а по сути, президентская администрация Путина — приобрели львиную долю экономической базы России, которая в большинстве случаев прямо или косвенно превышает 55 процентов.  

 Путин не смог избавить российскую экономику от зависимости от прибылей от природных ресурсов, в частности, от топливного сектора.  Результат этого: хотя низкие цены на нефть могут нанести серьезный ущерб экономике России, а высокие цены на нефть могут уже не помочь экономике.

В связи с этим структурные тенденции на мировых рынках топлива — прежде всего революция в добыче сланцев и связанной с ними нефти и природного газа в Соединенных Штатах — препятствуют надежному возврату к исторически высоким ценам (определяемым как выше 100 долларов за баррель). 

Это наложило ограничения на российскую политику, поскольку доходы от топлива часто составляют половину бюджета российского правительства.

 И политика сокращения бюджета и реформы прав не менее чувствительна в путинской России, чем в западном мире. Например, в конце 2004 года российское правительство предприняло попытку реформировать многие государственные пособия, изменив пособия в натуральной форме (например, бесплатный общественный транспорт для ветеранов) на денежные выплаты. Эти платежи не будут привязаны к инфляции, которая была главной целью учения: финансовые чиновники Путина пытались сократить долгосрочные обязательства правительства в свете все более неблагоприятной демографической пирамиды. В этом случае реформа вызвала массовые протесты по всей России, в том числе среди сельских жителей и россиян — ключевых частей политической базы Путина – и реформа была быстро прекращена. 

В 2018 году, столкнувшись с неопределенными долгосрочными потоками доходов от топливного сектора и неблагоприятной демографической ситуацией, правительство Путина провело пенсионную реформу, предложив с течением времени повысить пенсионный возраст с 55 до 63 лет для женщин и с 60 до 65 лет для мужчин. Это также оказалось опасно непопулярным: более 1000 протестующих были арестованы в 33 городах России. 3 октября 2018 года Путин подписал пенсионную реформу в законе, хотя он снизил новый пенсионный возраст для женщин с 63 до 60 лет. В результате объявления о реформе рейтинг Путина снизился на 12 процентных пунктов, с 79% в мае 2018 года до 67% процентов в сентябре. 

Политический выбор Путина становится все труднее по мере стагнации экономики и старения общества.

То, что сам Путин пользуется харизматической легитимностью в России, не вызывает сомнений. Опрос политически независимого агентства «Левада» подтвердил это на протяжении многих лет. Более того, аннексия Путиным в 2014 году Крыма, который почти все россияне считают собственно российской землей, обеспечивает Путину место в российской истории и, вероятно он, будет лидером России до тех пор, пока он хочет этого.

 В то же время опросы Левада — Центр также показывают, что подавляющее большинство россиян неизменно имеют негативное отношение к Путину, его очень многие россияне, помимо вооруженных сил, считают коррумпированным и некомпетентным. Что будет с Россией волнует всех жителей РФ.

Отчасти поэтому явная коррупция, которая выглядит как своего рода ритуальное публичное унижение, все еще может вызвать мобилизацию общественности в России. К ней относятся массовые протесты против реформы льгот 2004 года и широкомасштабные демонстрации против фальсифицированных парламентских выборов в декабре 2011 года. Еще в 1985 году, рассматривая унаследованную им советскую экономику, Михаил Горбачев отверг строгие меры жесткой экономии, поскольку он полагал, что население не будет больше поддерживать это: необходимо было предпринять радикальное изменение существующего положения, что подразумевает экономическую реформу и разрядку внешней политики. В обозримом будущем ни один из них не фигурирует в повестке дня Путина.

Наконец, Путин сделал слишком мало для институционализации впечатляющей политической машины, которую он создал с начала 2000-х годов. Исполнительной власти еще предстоит перейти в посткоммунистическую Россию путем значительных свободных и справедливых выборов, вместо этого, усугублялась проблема тесных и непрозрачных действий, связанная с Путиным.

 Именно расположение Путина в системе — будь то президент или премьер-министр или, возможно, в будущем, как некий закулисный крестный отец, – а не должность  в  системе, определяет политический центр притяжения в современной России.

Например, когда в августе 2008 года началась война с Грузией, Путин немедленно вылетел на Кавказ с Олимпиады в Пекине, чтобы направить войну, хотя сейчас, будучи премьер-министром, у него не было никаких конституционных или иных юридических полномочий для этого.  

Что будет с Россией без Путина? Кто будет после Путина?

Видео, что будет с Россией если Путин умрёт:

На сегодня путинская система оказалась удивительно стабильной и, как отмечалось вначале, способна решать ряд актуальных вопросов государственной политики. И все же, если бы завтра Путин исчез с политической сцены, у России не было бы ни формализованного процесса выбора преемника (несмотря на конституционное положение о том, что премьер-министр сменит президента до новых выборов), нет кого-либо, кто был бы признан такой же, авторитетной незаменимой силой.

Значит ли это, что путинской России суждено пойти по пути Советского Союза к упадку и развалу? Не обязательно — следует из первого и следующих четырех сценариев:

Сценарий 1. Продолжение статус-кво

Путин провел почти два десятилетия в качестве правителя России воссоздавая жизнеспособного государства в виде сети из своего окружения, чье состояние зависит от его милости и они, в свою очередь демонстрирует впечатляющую лояльность по отношению к нему. Это окружение непропорционально принадлежат российской «меритократии», то есть военным и военизированным службам, включая разведку, которые были основными источниками профессиональной социализации для самого Путина.

 Хотя Путин сохранил услуги профессиональных экономистов, особенно в финансовой сфере, либеральные и социал-демократические тенденции были фактически отменены его вторым сроком (2004–2008 годы). Взятый вместе с отчетом о российских либералах в катастрофические 1990-е годы, когда Россия фактически перестала быть функционирующим государством, а также их собственными внутренними разногласиями, ориентированный на Запад либерализм является израсходованой силой в российской политике.

Российская система, которую Путин построил и консолидировал, основана на следующих ключевых элементах, некоторые из которых уже упоминались:

  1. Государственная администрация, включая избирательный механизм и национальные вещательные СМИ, была захвачена сетью Путина и преобразована в расширение исполнительных предпочтений. Таким образом, выборы стали с высокой степенью управляемыми, с возможностью того, что правительство может прибегнуть к таким средствам, для легитимизации нужных решений перед народом.
  2. Когда Путин вступил во власть, сначала в качестве премьер-министра в августе 1999 года, а затем в качестве президента 1 января 2000 года, «Российская Федерация», как она была, в лучшем случае напоминала конфедерацию, а не унитарное государство или даже федерацию. С тех пор Путин систематически уменьшал возможность «федеральных» подразделений (в том числе этнических) избегать мониторинга из Москвы. Это началось в 2000 году с назначения семи надрегиональных наместников (большинство из которых представляли военные или разведывательные службы), подчиняющихся непосредственно Путину, и самое позднее, летом 2017 года, сокращение административной автономии Татарстана. Сегодняшняя Россия больше напоминает унитарное государство, чем «федерацию», которая остается в своем официальном названии: под властью Путина нет безвозвратных суверенитетов.
  3. Национальный политический порядок основан на харизматическом авторитете Путина, а не на правовой традиции или репутации институциональной компетенции. Сравнения с лояльностью крестьян эпохи империи к царю – «если бы только царь знал!» – не являются надуманными. Чрезвычайный пример персонализма Путина   можно увидеть в статусе Чечни, чьи отношения с остальной частью России опосредованы личной связью между Путиным и чеченским полководцем Рамзаном Кадыровым.
  4. Президентская сеть Путина установила прямой или косвенный контроль над половиной или более российской экономики, включая большую часть прибыльных секторов природных ресурсов. В то же время российская экономика по-прежнему застряла в форме природных ресурсов, более  ранней  политической экономии, с ухудшением долгосрочных экономических показателей.
  5. Путин позаботился о том, чтобы эта политическая экономия, даже при ухудшении, управлялась разумно. Банкротство как советской экономики, так и российской экономики после падения цен на нефть в 1986 и 1998 годах, соответственно, запечатлелись в политической памяти Путина. Он обеспечил, чтобы государственная казна России имела достаточные доходы, чтобы пережить нефтяные шоки 2008 и 2014 годов. Государственный долг России в процентах к ВВП (12,6 процента в 2017 году по сравнению со средним показателем ЕС в 81,6 процента за этот год) является минимальным в сравнительном выражении в то время как Россия поддерживала впечатляющие положительные сальдо торгового баланса в течение многих лет (103 миллиарда долларов в 2016 году). С этой точки зрения путинская Россия — это не просто «мафиозное государство».
  6. Такая финансовая осторожность также позволила Путину перестроить российские вооруженные силы таким образом, чтобы это соответствовало стремлениям России стать региональной державой, как показали операции в Крыму (2014) и Сирии (2015-настоящее время). Российские военные вместе с Православной Церковью, самой авторитетной организацией в стране, остаются верными сторонниками Путина.
  7. При дискредитированном либеральном крыле альтернативы Путину в обозримом будущем находятся вдоль правой оси ксенофобии (особенно против Запада), шовинизма и антисемитизма (хотя сам Путин не антисемит и не поощрял Это). Путин использовал эти силы в своих интересах, но он не в восторге от них. При отсутствии Путина они станут динамичными популистскими силами в российской политике.
  8. Соответственно, все кланы российской элиты, в том числе те, которые имеют доступ к организованным вооруженным силам (регулярные военные, пограничные войска, полиция, разведка и личная преторианская охрана Путина, насчитывающая около 350 000 военнослужащих), признают незаменимую и, возможно, незаменимую роль Путина в политической жизни.

  После войны 2008 года в Грузии, которая выявила многочисленные недостатки в функционировании российской армии, Путин инициировал массовую замену верхних эшелонов вооруженных сил, оставив на месте руководство, которое было бы более компетентным (как это было видно в Крыму и Сирийские операции) и обязано Путину. Как специалист по разведке, он пользуется доверием милиократии в целом. Путин также контролирует все личные дела – и, как следствие, имеет компромат на элиты, и они это знают. Таким образом, они обогащают и служат ему.

Что будет с Россией в ближайшем будущем? – Прогноз и аналитика из вышесказанного

Предполагая, что Путин останется у власти до 2024 года, цена на нефть будет колебаться в диапазоне 55-85 долларов за баррель, и западные экономические санкции остаются в силе, мы можем ожидать, что российская экономика останется непропорционально основана на топливе и других природных ресурсах и изо всех сил будет пытается расти на 1-2 процента в год. 

Санкции Запада, действующие в сочетании с массовой коррупцией, присущей российской политической экономике, препятствуют способности российского правительства и частных инвесторов оживлять промышленную инфраструктуру, в том числе в топливном секторе. Масштабное бегство капитала, как явное, так и скрытое, будет продолжаться циклично, еще больше лишив экономику жизненно необходимого капитала прямых инвестиций.

Это, однако, не означает, что России суждено оказаться на грани банкротства, как в конце 1980-х и 1990-х годов: правительство Путина предприняло героические усилия для установления и поддержания платежеспособности национального правительства и его независимости от иностранных кредиторов. Он сохранил контроль над топливным сектором, достаточный для накопления резервов в долларах и евро. 

Столкнувшись с падением цен на нефть в 2014 году, правительство искусно начало программу жесткой экономии, сократив зарплату ненавистных бюрократов на 10 процентов и отложив планы долгосрочной экспансии вооруженными силами.

Хотя западные санкции противодействуют модернизации российской экономики, мы не должны преувеличивать их влияние на импорт. Санкции не касаются российского экспорта нефти и природного газа в страны ЕС, крупнейшего российского рынка на сегодняшний день. Доходы от европейских продаж составляют более 20 процентов доходов российского национального бюджета, и даже в рамках режима санкций Россия строит особые энергетические отношения с Германией: сеть трубопроводов под Балтийским морем обеспечит российско-германскую энергетику отношения будут изолированы от нестабильности отношений России с соседями, такими как Украина и Польша, которые ранее были основными транзитными зонами для российских энергоносителей в Западную Европу.

Кроме того, закрытие для российских элит возможностей для среднесрочных и долгосрочных финансовых операций на Западе сделало эти элиты еще более зависимыми от Путина и его президентской администрации, что является одной из его долгожданных целей. 

Независимо от того, какое влияние санкции оказали на уровень жизни простых россиян, они через четыре года не оказали заметного влияния на политику России в отношении Украины, которая, в первую очередь, стала очевидной почвой для введения санкций.  Были найдены внутренние (или азиатские) заменители для многих видов импорта, и большинство россиян верят объяснениям Путина о том, что санкции — это наказание Запада России за то, что осмелилась утвердить свое место в качестве великой державы.

Что будет с Россией если не сделать реформы?

В целом, мы можем ожидать, что с Путиным у руля, российское правительство останется способным управлять медленно ухудшающейся макроэкономикой с относительной компетенцией. 

Такой подход может предотвратить экономический коллапс, не решая при этом фундаментальных структурных вопросов, о которых Путин и его ближайшие финансовые советники прекрасно знают. Они структурные вопросы в себя включают:

  1. Поощрение крупномасштабных прямых капиталовложений для замены исчерпанной советской экономической инфраструктуры, включая побуждение тысяч успешных предпринимателей-россиян, проживающих в настоящее время в Западной Европе и Северной Америке (возможно, 50 000 в одной только Силиконовой долине), вернуться в Россию со своим человеческим и финансовым капиталом;
  2. Перевода экономики в более диверсифицированную форму, отдаляя от зависимости природных от ресурсов в целом и топлива в частности.
  3. Снижение коррупции до самого минимального уровня в отличие от сегодняшних масштабных размеров.
  4. Решение социальных обязательств правительства по отношению к быстро стареющему населению и сокращению рабочей силы
  5. Избежать последствий западных экономических и особенно финансовых санкций, что подразумевает революцию в улучшении отношений России со странами ЕС и особенно с США и соответственно:
  6. Избежание вытекающей из этого зависимости от Китая, учитывая очевидное исчезновение западного варианта России, поскольку Россия стремится модернизировать свои собственные дальневосточные территории.

Как бы ни была сложна любая из этих проблем, не говоря уже о нескольких из них, взятых вместе, они должны быть решены, в то время как Путин ограничен временем, чтобы подготовиться к своей замене приемником. Ему исполнится 72 года в 2024 году, когда истечет срок его следующего президентского срока, который в настоящее время допустим в соответствии с российской конституцией. 

Путин восстановил российское государство, фактически расширив собственную сеть в администрации президента, заморозив российскую политику. 

Силы, необходимые для омоложения российской экономики — либеральная, космополитическая, предпринимательская — это именно те силы, которые Путин исключил в пользу своей милитократии и шовинистических, ксенофобских элементов, которые остаются могущественными во всем российском обществе.

Всё ещё будет хорошо если Путин начнёт решать необходимые вопросы сейчас, реформы экономики и политического порядка одновременно. Тем не менее, все имеющиеся на сегодняшний день доказательства подтверждают, что Путин просто не доверяет россиянам, помимо сил безопасности и его старой петербургской сети, заставляет Россию работать.

 Возможно, история пугает Путина: дважды в 20м  веке Россия попыталась перейти к либеральной, ориентированной на Запад политической трансформации ( в течение восьми месяцев в 1917 году и в 1990 – е годы), и оба раза Россия потерпела катастрофическое фиаско. И все же, если Путин не начнет эту работу в ближайшее время, она падет на других без его харизматической связи с российской нацией и в условиях все более неблагоприятных социально-экономических условий. Сценарий существенной преемственности, только что описанный, имеет непредсказуемую, но правдоподобно короткую дату истечения срока действия: 

Если Путин умрет или станет недееспособным до того, как будет установлена ​​его преемственность, а не только его преемник, российская политика примет некоторые совершенно новые формы.

Даже в этом, относительно оптимистичном прогнозе Россия останется незначительной экономической силой в мировой экономике. ВВП России в 2017 году составил 1,47 трлн долл., Что на 80% меньше, чем в США (19,36 трлн долл.), Причем львиная доля в нем сконцентрирована в секторе природных ресурсов, а не в сфере высоких технологий. По сравнению с ВВП исторических союзников США и Китая трудно представить себе, что Россия в ближайшее время выйдет из своего маргинального международного экономического статуса.

А как насчет других, по-видимому, невероятных, сценариев?

Сценарий 2. Что будет с Россией, будет ли Распад Российской Федерации?

Учитывая, что этнические русские и русифицированные славяне, согласно переписи 2010 года, составляют более 80 процентов населения России (исторически высокий показатель по сравнению с Российской империей — менее 44 процентов; и Советским Союзом — около 50 процентов);

Учитывая, что Путин потратил более десяти лет на устранение напоминающих элементов истинного федерализма; 

что крупные нерусские регионы, такие как Татарстан, окружены территорией остальной России; 

что Путин привел к возрождению русского национализма по всей стране; 

и что внушительный диапазон военных и военизированных сторонников Путина, вероятно, к настоящему времени готовы к управлению страной, чтобы заполнить любые возникающие вакуумы власти, трудно понять, и предположить откуда может исходить импульс для распада России,

Одним из возможных спусковых механизмов может стать серьезная эскалация войны на Украине. Путин, столкнувшись с такой эскалацией осенью 2014 года, отступил, довольствуясь разжиганием низкопробного конфликта, который может быть урегулирован только при условии согласия России. Но в России есть много людей, которые не разделяют холодный реализм Путина, его осторожность в отношении чрезмерной приверженности и его глубокое понимание относительной слабости России в мировых делах. Если бы Путин исчез со сцены, и если бы российские военные захватили власть в принятии решений, на западной границе России, которая теперь пересекается с НАТО, может возникнуть Афганистан или Вьетнам. Россия, которая исчерпает себя в попытке подчинить Украину, также была бы Россией, где вопрос компетентного командного контроля над ее ядерным оружием мог бы снова (как в 1990-х годах) быть поставлен под вопрос.

По иронии судьбы, Соединенные Штаты жизненно заинтересованы в том, чтобы такой контроль оставался прочно в руках российского государства, будь то под управлением Путина, российских военных или какого-либо другого авторитета.

Сценарий 3. Что будет с Россией в случае Банкротства России

Несмотря на то, что Россию считают мафиозным государством, и Путина рассматривают как крестного отца. Тем не менее, есть и ключевая особенность: несмотря на все свои недостатки, Путин обеспечил финансовую независимость стране накоплениями и резервными фондами.

Таким образом, к 2006 году Россия досрочно погасила свои иностранные внешние кредиты. Когда в 2008 году мировая экономика рухнула, подняв цены на нефть, Путин накопил около 600 миллиардов долларов в иностранных резервах и в государственной казне, третьей по величине в мире после Китая и Японии. С их помощью Россия справилась с потрясениями, которые нанесли ранее ущерб правительствам Горбачева и Ельцина. 

Когда Россия начала медленно восстанавливаться после 2010 года, Путин обеспечил, чтобы государство восстановило свои финансовые резервы, и снова, в 2014-15 годах, его правительство и российское общество смогли выдержать падение цен на нефть. Государственный долг на современном уровне уже значительно ниже и финансовые чиновники Путина опасаются, что слишком большая часть дополнительных доходов будет просто отмываться в коррупционных и контрпродуктивных сделках. 

Если бы путинский режим был чистым мафиозным феноменом, то есть исключительно  частным рэкетом защиты и вымогательства, то сумм, которые позволили бы стране смириться с потрясениями 2008 и 2014 годов, не существовало бы, и Россия пострадала бы от такого банкротства, от которого пострадали и Горбачев, и Ельцин.

В то же время, если Путин умрет завтра или не сможет институционализировать свою систему до наступления кризиса преемственности, борьба за власть и богатство может легко развеять финансовые ресурсы, необходимые для того, чтобы пережить еще один кризис. В этом отношении показательна величина экономического спада в России за двенадцать месяцев в 2008-2009 годах, когда ВВП упал более чем на 14 процентных пунктов: российские элиты в финансовом отношении к Западу смогли вывести свой капитал из России с большой скоростью. Это, вероятно, объясняет, почему, наоборот, саудовская экономика, более чем в два раза более зависимая от топлива, чем российская, фактически выросла на 1 процент этом году. 

Обанкротившаяся Россия вернула бы нас к ситуации в 1990-х годах, когда центральное правительство больше не могло финансировать основные функции правительства, включая содержание военных, свою инфраструктуру ядерных материалов и границы.

С этой точки зрения, еще раз ясно, что внешний мир, в том числе Соединенные Штаты, жизненно заинтересованы в поддержании управляемости Россией со стороны Путина или кого-либо еще. В краткосрочной перспективе это означает не предпринимать никаких действий, чтобы подорвать авторитет Путина в ожидании возможной преемственности, которую он один может организовать.

 В более долгосрочной перспективе это подразумевает многосторонние усилия по устранению юрисдикции в отношении оружия массового уничтожения и связанной с ним инфраструктуры отделённой от национальных властей. План Баруха в начале ядерного века не смог этого сделать но, возможно, не все усилия обречены на одну и ту же участь. 

Не может быть более важного вопроса  ведь: период полураспада плутония, намного дольше, чем у самой древней из непрерывных человеческих цивилизаций, не говоря уже о простых состояниях.

Сценарий 4. Появление демократической альтернативы

Прозападные либеральные демократы в США были побеждены в 1990-х годах, до прихода к власти Путина. Поскольку они руководили ликвидацией государства в пользу «свободного рынка» – но без институциональных и установочных предпосылок, которые позволили бы функционировать рыночной системе, – российская экономика потерпела крах. Россия пережила депрессию, в два раза более глубокую, чем депрессия, которая поразила Соединенные Штаты в 1930-х годах, даже несмотря на то, что гиперинфляция уничтожила жизненные сбережения и покупательную способность большинства россиян.

 Во внешней политике попытки либералов наладить конструктивное партнерство, если не прямой союз с Соединенными Штатами, были встречены расширением НАТО к границам России, процесс, который остается в силе сегодня. К 1999 году, после трехмесячной воздушной войны НАТО против пророссийской Сербии, политическое уничтожение российских либералов было завершено; прозападные позиции в области политики и экономики стали рассматриваться как несовместимые с основными интересами национальной безопасности России. Российская группа либеральных демократов пришла к выводу, что Билл Клинтон их предал. Они путали предательство с невежеством.

Наследие 1990-х годов остается мощной силой, поддерживающей как легитимность Путина, так и доминирующую антизападную тенденцию в российской политике и обществе сегодня. Дополнительные усилия, предпринимаемые машиной Путина по маргинализации российских либералов — путем изменения пороговых значений для представительства в парламенте, монополизации национальных телевизионных новостей и политического освещения, изменения требований к регистрации политических партий в удобное время, выборочного преследования оппонентов и т. д. – фактически устранили их как конкурентоспособный политический элемент. Когда в 2015 году либеральный Борис Немцов был убит за пределами Кремля, ни он, ни представленное им движение не представляли реальной угрозы власти Путина, ставя под сомнение тех, кто указал пальцем на Кремль за его убийство.

Единственный лидер, которого искренне боится путинское окружение это Алексей Навальный, не либерал и знает, что будет с Россией делать. Скорее, Навальный — харизматичный популист, который ухватился за самую взрывоопасную проблему в российской политике, которая, как все знают, может разрушить карточный дом Путина: массовую коррупцию в правительстве, с которой большинство россиян сталкиваются каждый день своей жизни. 

Никто в путинском правительстве, за исключением, возможно, министра обороны Сергея Шойгу (ранее известного министра по чрезвычайным ситуациям), не может обратиться к столь широкой общественности, как Навальный. Навальный, который проводил бесчисленные протесты против правительства и обладает высокой квалификацией в политическом использовании социальных сетей, неоднократно подвергался арестам и даже видел, как его брат был арестован в качестве заложника после одного из его освобождений из тюрьмы.

Если Путин будет колебаться в организации своей преемственности и в последующей борьбе за власть, когда расколется военная демократия, альянс между какой либо фракцией и Навальным можно себе представить из-за народной легитимности, которую он мог бы придать после государственного переворота. Цена, которую Навальный будет требовать — это национализация незаконно полученных богатств путинского окружения – потребует массовой чистки существующих элит.

Дело в том, что даже в случае прихода к власти Навального, Россия останется далекой от либеральной и в лучшем случае будет с подозрением относится к Западу в целом и к Соединенным Штатам в частности. Наиболее вероятной и, вероятно, наименее опасной альтернативой путинской машине был бы режим, основанный на одной фракции милитократии, объединенной с Православной Церковью и харизматичным общественным деятелем, таким как Навальный или Шойгу, для придания ему легитимности в обществе. 

Что будет с Россией делать США?

США вооружают теперь правительство Украины, чья Северо — восточная граница находятся приблизительно в 650 недопустимых километров от Москвы, нет никаких политических стимулов в российской политике для предоставления Соединенным Штатам такого преимущества, или даже компромисса. По этому, не может быть никакого прогресса в отношениях с США, до тех пор, пока Путин у власти.

Но Путин у власти может быть лучшим вариантом, на который могут надеяться Соединенные Штаты. Любой другой сценарий, правдоподобный и менее правдоподобный, кажется более непредсказуемым и даже опасным. По этому США будут скорее способствовать путинскому режиму, и единству России для стабильности в мире, что бы не стало хуже чем есть.

Поделиться:

Один комментарий

  1. Александр Демченко Александр Демченко 05.02.2020

    За Россией пойдут все народы. Так исторически сложилось что русские это нация большинства в России. Отрицают действительность только либеральные лжецы или безграмотные, темные личности. Нельзя не признавать факты, нельзя переписывать историю. Отрицать объективную реальность это преступление, которое ведет в тупик. Сколько же тупиков мы должны пройти что бы выйти на правильный путь. Нормальный здравомыслящий человек не будет обижен на историческую реальность. Русские создали Русь, Россию и народы которые были рядом всегда считали русских своими старшими братьями. И главное быть рядом с русским это всегда выгодно, он ни когда не предаст того, кого приручил. ЧЕсть, достоинство, благородство всегда присутствовали на той земле где проживали русские. Поэтому рядом с русским любая душа всегда будет совершенствоваться в благородстве.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

При использовании материалов, активная ссылка на сайт ОРАКУЛ обязательна!